Антибиотик при раке желудка

Антибиотик при раке желудка thumbnail

Антибиотик при раке желудка

Антибиотики и химиотерапия имеют много общего не только потому, что это незаменимые лекарственные средства, без которых невозможна современная жизнь человека. В фармакологической литературе антибиотики часто называют химиотерапевтическими препаратами, а процесс их лечебного применения — антимикробной химиотерапией, хоть им не присуще даже минимальное противораковое действие. Без противоопухолевых антибиотиков невозможно эффективное лечение большого спектра злокачественных новообразований, но бактериям они не страшны.

Можно ли принимать антибиотики при химиотерапии

Зачастую поводом для назначение противомикробных препаратов онкологическому больному становятся воспалительные последствия противоопухолевой химиотерапии, когда снижение иммунных защитных сил организма до минимального уровня позволило активное размножение и распространение бактерий.

Антибиотики и химиотерапия одновременно не используются, за исключением местных антибактериальных мазей при кожных воспалительных осложнениях иммуно-онкологических препаратов. Иммуно-онкологические препараты не убивают клетки, а только активируют лимфоциты для борьбы с опухолью, легкое поражение кожи аутоиммунного характера не требует снижения дозы иммунного средства. При кожной инфекции 3-4 степени начинают приём антибиотика в таблетках, а иммунный препарат отменяется, пока клинические симптомы не достигнут уровня 1-2 степени.

Принципиально фармакология не воспрещает одновременного применения лекарственных средств этих двух групп, потому что химически антибиотики вполне совместимы с химиотерапией, то есть в организме не создается опасной для здоровья «гремучей смеси». Тем не менее, в клинической практике используется либо антибиотик, либо противоопухолевый цитостатик, часто последовательно — после химиотерапии назначается антимикробное средство, но никогда параллельно.

Антибиотики и химиотерапия решают разные проблемы больного человека: антимикробные лекарства борются с воспалительными процессами, когда по состоянию здоровья противопоказана любая химиотерапия, потому что способна усугубить тяжесть воспаления или инфекции за счёт активного подавления иммунитета.

Показания к применению антибиотиков при онкологии

В жизни онкологического больного достаточно возможностей для активизации болезнетворной микрофлоры с формированием местного или распространенного воспаления, часто с исходом в обширный гнойный процесс и сепсис из-за недостаточности иммунитета после химиотерапии. Самое частое инфекционное осложнение при онкологии — пневмония, она стала одной из ведущих причин смерти больных раком. Чуть реже после химиотерапии отмечаются инфекции полости рта, кандидоз пищевода, инфекции мочевых путей при опухолевых нарушениях их проходимости, стрептококковые поражения кожи и у 5% гнойные парапроктиты.

Вырабатывая специальные вещества, прогрессирующая злокачественная опухоль тоже активно подавляет иммунитет, но наиболее вероятная и самая частая причина инфекционных осложнений — снижение в результате химиотерапии уровня лейкоцитов, и главным образом, фракции сегментоядерных или нейтрофилов. Падение абсолютного числа нейтрофилов до 500 клеток в миллилитре крови, при норме более 1500, на 50% повышает вероятность развития инфекции.

Антибиотик при раке желудка

Факторы риска развития инфекционного воспаления у онкологического больного на фоне снижения уровня нейтрофильных лейкоцитов после химиотерапии:

  • мукозит 3-4 степени, когда в слизистой пищеварительного тракта в результате действия химиотерапии погибают нормальные клетки, образуя очаговые дефекты слизистого покрова, через которые в кровь внедряются болезнетворные микроорганизмы;
  • энтероколит — повреждение цитостатиками слизистой кишечника нарушает баланс и состав собственной кишечной микрофлоры, место которой активно занимается другими классами бактерий и грибами;
  • постоянные сосудистые катетеры, в том числе порты, на внутренней поверхности могут содержать попавшую из воздуха патогенную микрофлору;
  • недостаточность печени или почек, а также тяжелые сопутствующие заболевания, обострившиеся в результате противоопухолевого лечения, меняют тканевой гомеостаз и способствуют застою крови во внутриорганной кровеносной сети, создавая идеальные условия для жизнедеятельности и размножения патогенных агентов;
  • изначальное снижение сопротивляемости определенным видам микроорганизмов —инкапсулированным у страдающих злокачественными болезнями лимфоидной ткани;
  • пребывание в стационаре всегда сопряжено с возможностью инфицирования постоянной госпитальной микрофлорой, потому что в больницу попадают пациенты с разнообразными заболеваниями, в том числе скрытые носители патогенной микрофлоры.

Основания для назначения антибиотиков онкологическому больному:

  • на фоне снижения нейтрофилов у пациента дважды за сутки температура выше 38° или один раз больше 38,3 °, что именуется как фебрильная нейтропения;
  • на рентгене выявляется пневмония при соответствующих клинических симптомах;
  • обнаружен гнойной очаг в тканях, чаще всего абсцесс;
  • развился синдром системной воспалительной реакции при отсутствии явной пневмонии и других воспалительных процессов или гнойных очагов.

Отдельно обсудим синдром системной воспалительной реакции, считающийся манифестацией генерализованного распространения патологической микрофлоры или признаком скрытого воспалительного очага, который не удалось обнаружить. Для диагностирования синдрома у любого человека, и не только онкобольного, достаточно выявить в любом сочетании только два признака из пяти указанных:

  • повышение температуры тела пациента выше 38° или ниже 36°;
  • лейкоцитоз свыше 12 тысяч или, наоборот, лейкопения менее 4 тысяч, причём даже без расчёта абсолютного числа нейтрофилов;
  • тахикардия более 90 ударов в минуту;
  • учащение дыхания более 20 в минуту;
  • явная или только предполагаемая инфекция у пациента.

Запись
на консультацию
круглосуточно

При снижении показателей белой крови в сочетании с высокой лихорадкой лечение антибиотиками должно начинаться безотлагательно, на всё предварительное обследование и установление очага инфекции, если таковой имеется, отводится не более часа. В большинстве случаев антибиотик выбирается эмпирически, потому что выявление возбудителя и определение его чувствительности к антибиотикам — длительный процесс, а времени на раздумья нет. Очень часто при фебрильной нейтропения инфекционного очага так и не находят, что также свидетельствует об эффективности антибактериальной терапии, препятствующей формированию видимого глазом воспаления.

Не существует противопоказаний для применения каких-либо групп антибиотиков или отдельных лекарств, запрещается использовать заведомо неэффективные антибактериальные препараты. Известны наиболее частые микроорганизмы, вызывающие инфекции у российских пациентов, для каждого микроорганизма известен спектр антибиотиков, к которым он должен быть чувствителен. Тем не менее, у каждого пациента исследуют кровь на стерильность и делают её посев на культурную среду, чтобы в случае неэффективности стандартной комбинаций антибиотиков изменить схему лечения на оптимальную.

Совместимость антибиотиков и химиотерапии

Не следует у пациента с лейкопенией применять антибиотики, негативно влияющие на белый росток кроветворения для исключения суммации побочных эффектов. При угнетении кроветворения наряду с лечением инфекции антибиотиками обязательно проводится стимуляция белого ростка костного мозга колоние-стимулирующим фактором, ускоряющим выработку и созревание лейкоцитов.

При химиотерапии нефротоксичными цитостатиками нецелесообразно лечить воспаление повреждающими почки антибиотиками. Пока не найдено лекарств для купирования печеночной и почечной токсичности при химиотерапии, не существует и способов восстановления повреждения печени и почек при антимикробном лечении.

Точно также не совместимы повреждающие слуховой нерв антимикробные с ототоксичными химиопрепаратами.

Нет абсолютно безопасных лекарств, тем не менее, первое на что необходимо ориентироваться при выборе антибиотика — это чувствительность к лекарству микробного агента.

Применение антибактериальных средств после курса химиотерапии

Клинические рекомендации предлагают множество комбинаций из полутора десятков антибактериальных препаратов разных групп. Терапия фебрильной нейтропении начинается с внутривенного введения комбинированного пенициллина (тазоцим) каждые 6 часов или цефалоспорина IV поколения, требующего трех инъекций на протяжении суток. Если у пациента есть указания на аллергическую реакцию на пенициллины или за три дня антимикробной терапии состояние не улучшилось, прибегают к карбапенему.

Антибиотик при раке желудка

Наличие гнойного очага в мягких тканях, к примеру, абсцесса в клетчатке прямой кишки — парапроктита, или доказанной при рентгеновском обследовании пневмонии, или тяжелого поражения слизистой кишечника на фоне снижения иммунитета, к указанным антибиотикам добавляются «усилители» с широким спектром воздействия из группы аминогликозидов или фторхинолонов. Естественно, тоже только внутривенного введения для скорости действия и повышения эффективности.

Присутствие устойчивого к метициллину стафилококка меняет начальную антибактериальную терапию на препарат выбора — ванкомицин и ему подобные, а при необходимости все вышеуказанные антибиотики становятся дополнением к нему.

Разработаны стандартные программы и лекарственные комбинации антибиотиков для купирования инфекций, вызванных несколькими бактериальными агентами, в том числе устойчивыми к резервным препаратам и с учётом возможной непереносимости больным.

Читайте также:  Постоянная икота при раке желудка

Какие побочные эффекты вызывает комбинация веществ?

Комбинации антибиотиков с неодинаковым механизмом действия на бактерию решают задачу максимально быстрого купирования воспалительного процесса и одновременно способствуют замедлению формирования лекарственной устойчивости.

В комбинации предпочитают не включать лекарства с однонаправленной токсичностью или перекрестной резистентностью. Антибактериальные вещества подавляют не только патологические, но и нормальные бактерии, приводя к нарушению баланса микрофлоры в кишечнике. Освободившиеся от бактерий место занимают грибы, борьба с которыми имеет свои сложности и может затягиваться, благо, что восстанавливается подавленный химиотерапией иммунитет и лимфоциты приступают к своим основным обязанностям — защите от любых патологических агентов.

Каждый лекарственный препарат оказывает негативное влияние на организм, спектр таких проявлений хорошо изучен, но непредсказуем в каждом отдельном случае. Именно поэтому есть сомнения в необходимости профилактического назначения антибактериальных препаратов при высоком риске развития фебрильной нейтропении. Большую целесообразность видят в профилактическом введении стимуляторов кроветворения, нежели в антимикробном средстве.

Тем не менее, при крайней необходимости, а крайняя необходимость — это уже существующая инфекция или нейтропения с высокой лихорадкой, надо выбирать из двух зол меньшее. Меньшее зло — это возможные, но не обязательные побочные эффекты антимикробного средства, большее зло — перспектива сепсиса и реальная угроза жизни больного.

Лечение инфекции у здорового человека — сложная задача, лечение инфекционных осложнений химиотерапии — это кроссворд со множеством неизвестных и единственной задачей — спасение от сепсиса и смерти. Врачи нашей клиники помогут в любой ситуации, даже кажущейся безвыходной. Наш интерес — ваше здоровье, и ради этого мы готовы на многое.

Запись
на консультацию
круглосуточно

Список литературы:

  1. Королева И. А., Болотина Л. В., Гладков О. А., и соавт. /Практические рекомендации по лекарственному лечению дерматологических реакций у пациентов, получающих противоопухолевую лекарственную терапию // Злокачественные опухоли: Практические рекомендации RUSSCO #3s2, 2018 (том 8).
  2. Сакаева Д. Д., Орлова Р. В., Шабаева М. М./Практические рекомендации по лечению инфекционных осложнений фебрильной нейтропении и назначению колониестимулирующих факторов у онкологических больных // Злокачественные опухоли: Практические рекомендации RUSSCO #3s2, 2018 (том 8)
  3. Feld R. /Bloodstream infections in cancer patients with febrile neutropenia// Int J Antimicrob Agents 2008; 32 (Suppl).
  4. Wolf H-H., Leithäuser M., Maschmeyer G., et al. /Central venous catheter-related infections in hematology and oncology. Guidelines of the Infectious Diseases Working Party (AGIHO) of the German Society of Hematology and Oncology (DGHO)// Ann Hematol 2008; 87.
  5. Walsh T.J., Teppler H., Donowitz G.R., et al./ Caspofungin versus liposomal amphotericin B for empirical antifungal therapy in patients with persistent fever and neutropenia// N Engl J Med; 2004; 351.

Источник

Темы передачи: профилактика рака желудка антибиотиками, перспективы регенерации органов, а также короткие медицинские новости.

Евгений Муслин:

Среди лекарственных препаратов, с помощью которых врачи пытаются помочь больным с раком желудка, антибиотики никогда не упоминались. Это и понятно: никаких сведений о роли бактерий в происхождении этого одного из самых распространенных видов злокачественных новообразований человека не было, а следовательно, и не было повода применять антибиотики, которые убивают бактерии. Однако, за последнее время появились сведения прямо противоположного характера. Мы попросили профессора Даниила Голубева прокомментировать эту ситуацию.

Даниил Голубев:

Нельзя сказать, что все микробы не имеют к опухолям никакого отношения. Опухоли, возникновение которых обусловлено действием вирусов — достаточно хорошо известны. К ним относится рак шейки матки, саркома Капоши, осложняющая СПИД, некоторые виды лейкемий. Считается, что 18 процентов всех известных злокачественных новообразований вызывается вирусами. Рак желудка в их число не входит. Кстати, антибиотики на вирусы не действуют, они убивают клеточные формы микроорганизмов — бактерии, которые пока не были замечены в способности индуцировать рак или другие злокачественные новообразования. Но…До недавнего времени не было ничего известно и о роли микробов в возникновении другого, еще более распространенного заболевания — язвы желудка. На протяжении многих десятилетий в учебниках и основных медицинских пособиях во всем мире язва желудка фигурировала как типичный пример заболевания, вызванного дефектами диеты. В советской медицине долгие годы постоянно выделялась роль центральной нервной системы в возникновении этого заболевания. В соответствии с принципами так называемого «нервизма», который господствовал в советской медицине в 40-60-е годы, при язве желудка болезнь якобы начиналась в мозгу, где возникал стойкий очаг возбуждения нервных клеток под влиянием каких-либо стрессов, а уже потом это возбуждение передавалось в нервные окончания, расположенные в слизистой желудка, где и возникала язва. О микробах как причине этого заболевания и речи не было.

Евгений Муслин:

Когда же появились сведения о микробной природе язвенной болезни желудка?

Даниил Голубев:

С начала 80-х годов. Тогда об этом впервые заговорили австралийские врачи, но их буквально подняли на смех, и смех этот продолжался в течение целого ряда лет, пока все специалисты не убедились, что авcтралийцы правы: решающую роль в возникновении язвы желудка играют совершенно конкретные микроорганизмы — бактерии Helicobacter Pylori. Особенности диеты, курение, нервные стрессы и другие факторы лишь способствуют проявлению этими микробами их патогенного действия. Иными словами: все эти факторы выступают в роли патогенетических, то есть способствующих развитию болезни, в то время как Helicobacter Pylori является истинной причиной заболевания — этиологическим фактором.

Как только этот факт был доказан, и диагностика, и лечение язвы желудка коренным образом изменились. Для диагностики стали применять микробиологические методы, с помощью которых в организме больного можно было обнаружить бактерии Helicobacter Pylori или антитела к ним, а для лечения стали использовать антибиотики, которые эти бактерии убивают. Вся тактика ведения больных с язвенной болезнью желудка за несколько лет изменилась полностью. Создаётся впечатление, что «новые времена» наступают и для рака желудка.

Евгений Муслин:

Объясните, пожалуйста. Что именно вы имеете в виду?

Даниил Голубев:

Речь идет о результатах исследований доктора Джаниты Мерчэнт из Мичиганского Университета, только что опубликованных в самых престижных медицинских журналах. И хотя эти исследования проведены на мышах, их значение для понимания патологии человека невозможно переоценить. Наиболее важные выводы этой работы сводятся к тому, что бактерии Helicobacter Pylori вызывают не только язву желудка, но и связаны с большинством случаев рака этого органа.

Евгений Муслин:

Эта связь касается только одного этого микроорганизма?

Даниил Голубев:

Нет. Доктор Мерчент обнаружила, что Helicobacter Pylori — далеко не единственный микроорганизм, который может быть причастным к возникновению рака желудка, Более того, она установила, что росту и размножению разных микробов, а следовательно, и увеличению вероятности возникновения рака желудка способствует: снижение кислотности желудочного сока, то есть то, что стараются сделать миллионы людей, страдающие изжогой.

Евгений Муслин:

Напоминать нашим слушателям, что такое изжога, вряд ли стоит — всем это и так, к сожалению, известно, но уточните, пожалуйста, каков механизм ее возникновения?

Читайте также:  Как определяют метастазы при раке желудка

Даниил Голубев:

Изжога возникает при забрасывании кислого содержимого желудка в пищевод и даже глотку. Оно является результатом чрезмерного повышения степени кислотности желудочного сока и является первым признаком нарушения желудочного пищеварения. Повышение кислотности индуцирует воспалительную реакцию слизистой желудка, что приводит к возникновению гастрита, нередко перерастающего в язвенную болезнь желудка или двенадцатиперстной кишки. Рак желудка является, хотя и не постоянным, но частым следующим звеном в этой цепи патологических процессов. Таковы хрестоматийные сведения по этому поводу.

Для борьбы с изжогой — этим первым и всем очевидным проявлением повышенной кислотности желудочного сока — фактически узаконенным и официальной, и альтернативной медициной методом является применение целого набора средств, уменьшающих кислотность. Назовем для примера такие препараты как прилосек (омепразол) и превоцид, производимые такими всемирно известными фармацевтическими компаниями как «Эбботт» (США) и «Такеда» (Япония). Но помимо этих медикаментозных препаратов миллионы людей во всем мире, периодически, а то и систематически страдающих от изжоги, используют для избавления от крайне неприятных симптомов изжоги обычную питьевую соду. Без преувеличения можно констатировать, что тысячи тонн этого всем доступного химического вещества постоянно и повсеместно употребляется для снижения уровня кислотности желудочного сока. И врачи, прописывающие указанные выше лекарства, и самодеятельные потребители питьевой соды преследуют одну и ту же цель: нейтрализовав повышенную кислотность, ликвидировать неприятные ощущения изжоги, связанные с забрасыванием кислого содержимого желудка в пищевод. Имеется в виду, что интенсивность воспалительной реакции слизистой желудка при этом уменьшается.

Евгений Муслин:

Чувствуется, что в эти устоявшиеся представления работа доктора Мэрчент внесла какие-то новые элементы. Не так ли?

Даниил Голубев:

Именно так. Как показали опыты доктора Мэрчент, при понижении кислотности создаются условия для интенсификации размножения разнообразных бактерий, которые не живут в кислой среде. В свою очередь, эти бактерии, включая и Helicobacter Pylori, размножившись, повышают вероятность возникновения и гастрита, и язвы желудка, и даже рака этого органа. Вместе с тем, подавление роста этих бактерий с помощью антибиотиков — вместо симптоматического понижения уровня кислотности желудочного содержимого, оказывается методом лечебно-профилактического воздействия на эти тяжелейшие патологические процессы.

Евгений Муслин:

Насколько обоснованными являются такие далеко идущие выводы?

Даниил Голубев:

Хотя опыты доктора Мерчэнт проведены на мышах, они достаточно ярко иллюстрируют обоснованность этих выводов. Так, давая здоровым мышам препарат омепразол, понижающий уровень кислотности желудочного сока, исследователи вызывали у животных воспалительные изменения в слизистой желудка, обусловленные деятельностью активно размножившихся бактерий Helicobacter Pylori. Это воспаление эффективно лечилось антибиотиками. В другой серии экспериментов доктор Мерчэнт и ее коллеги использовали мышей, которые с помощью методов генной инженерии были изменены так, что их организмы были неспособны продуцировать гастрин — гормон, связанный с продукцией кислоты в желудке. У этих мышей также вызывало воспаление слизистой желудка, то есть гастрит, но они оказались инфицированными не Helicobacter Pylori, а другими микробами — лактобациллами, энтеробактериями и стафилококками. Эти бактерии размножаются так интенсивно, что для Helicobacter Pylori не остается «экологической ниши». Таким образом, реакция на те или иные микробы зависит не только от уровня кислотности желудочного содержимого, но и от генетической «настроенности» данного организма на характер ответной реакции на те или иные микроорганизмы: в одних случаях — на Helicobacter Pylori , в других — на другие бактерии.

Евгений Муслин:

Какие же конкретные практические выводы можно сделать из этих экспериментальных исследований?

Даниил Голубев:

Работа в данном направлении только начинается, но уже сейчас ясно, что нельзя злоупотреблять сильными ингибиторами кислотности желудочного содержимого без рекомендации врача. Снижать кислотность для лечения изжог нужно с помощью «мягких подавителей» типа таблеток кальция и ни в коем случае не принимать для этих целей бесконтрольно и постоянно питьевую соду. Кроме того, очевидно, что специальные лабораторные исследования, которые могут выявить присутствие Helicobacter Pylori у человека с признаками заболевания желудка, должны рассматриваться как важные признаки ранних стадий язвы или рака желудка. В этом случае применение антибиотиков вполне оправдано, и это знаменует собой начало совершенно нового подхода к лечению злокачественных новообразований.

Лилия Шукаева:

Во всех медицинских учебниках и руководствах всегда утверждалось, что единственные органы высших организмов, клетки которых способны регенерировать, это костный мозг, печень и, может быть, почки. Но в последнее время медики потеряли уверенность в истинности подобного утверждения, Ибо недавно, к их изумлению, исследователи в Гарвардском университете открыли, что могут регенерировать инсулин-продуцирующие клетки поджелудочной железы у мышей. А исследователи из Нью-йоркского медицинского колледжа представили убедительные свидетельства, что и в человеческом сердце могут вырастать новые клетки.

Эти открытия, считают ученые, могут привести к колоссальным последствиям. Хотя дистанция от подобного рода наблюдений до реального использования их в клинической практике, скорее всего, окажется мучительно долгой. Тем не менее, ученых воодушевляет тот факт, что человеческий организм имеет недооцененную пока способность лечить самого себя. Правда, сделав такое открытие, исследователи одновременно наткнулись и на потенциальный терапевтический камень преткновения: болезнь, в данном случае, например, диабет, убивающий клетки поджелудочной железы, может обгонять процесс регенерации этих клеток. Даже добавление новых клеток, полученных из таких источников, как стволовые клетки, может оказаться, таким образом, бесполезным. Видимо, для успешной регенерации тканей и органов необходимо предварительно вылечить больного от причины, вызывающей их разрушение.

И все же некоторые медики настроены оптимистично. Это действительно интригующие результаты, — говорит о регенерации клеток доктор Грегори Сток, работающий на медицинском факультете Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. — Они показывают, что организм способен на многое такое, о чем мы не могли раньше и подозревать.

Работу по регенерации клеток поджелудочной железы гарвардская исследовательница диабета доктор Дениз Фаустман начала, пытаясь преодолеть фундаментальное препятствие к излечению диабета 1-го типа. Эта болезнь начинается в юности, и ею болеют сейчас от 500 тысяч до миллиона американцев. Она возникает из-за гибели инсулин-продуцирующих клеток поджелудочной железы, которые атакуются клетками собственной иммунной системы больного. Причем иммунные клетки убивают и трансплантированные клетки, пересаживаемые на место погибших. Суть проблемы особенно отчетливо видна в опытах на мышах. Исследователи искусственно вызывали у мышей диабет, разрушая клетки их поджелудочной железы, а потом с легкостью излечивали болезнь, пересаживая им новые клетки. Но трансплантаты не работали у мышей, диабет которых был похож на человеческую болезнь, так как тоже вызывался аутоиммунными причинами.

Читайте также:  При раке желудка одышка

Тем не менее медики десятилетиями пытались лечить острый диабет пересадками инсулин-продуцирующих клеток, говорит руководитель диабетического центра в Массачусетском генеральном госпитале доктор Дэвид Нэйтан. Но положительных результатов удалось добиться только одной группе ученых — исследователям из университета Альберты в Эдмонтоне, Канада, ибо эти ученые, пересаживая больным инсулин-продуцирующие клетки, сочетали пересадки с набором иммунодепрессантных лекарств.

В выпущенном ими два года назад научном отчете говорится, что у всех больных после пересадок диабета больше не было. В прошлом году исследователи выпустили новый отчет, в котором говорится, что из 12 больных после пересадок четверо пока совершенно здоровы, у пятерых уровень сахара несколько повышен, а к трем остальным диабет вернулся опять. Сейчас работа в этом направлении продолжается, и доктор Эдмонд Райан из университета Альберты говорит, что она продвигается хорошо, хотя еще не доведена до конца.

Другие исследователи настроены менее оптимистично. По мнению доктора Нэйтана, например, нет оснований надеяться, что диабет не вернется, если как-то не приостановить основу болезни.

И доктор Фаустман задалась найти способ подавления иммунной системы, найти способ не дать ей уничтожать инсулин-апрдуцирующие клетки. Тогда, видимо, и удастся успешно пересаживать эти клетки мышам-диабетикам. Через несколько лет работы ей и ее коллегам это удалось. Они сумели научить клетки иммунной системы не нападать на полезные клетки и в то же время научились убивать клетки иммунной системы в поджелудочной железе, где они представляют опасность.

И вот наступил момент для решающего эксперимента. Сначала исследователи решили остановить у экспериментальных мышей своим новым методом диабет, а потом пересадить им инсулин-продуцирующие клетки. Затем, чтобы доказать, что эти клетки вылечили мышей, они собирались удалить имплантированные клетки и проследить за возвращением диабета. Но так как извлечь имплантированные клетки из поджелудочной железы практически невозможно, исследователи пересадили эти клетки в мышиную почку. Там клетки должны были точно так же синтезировать инсулин и контролировать диабет. А после этого можно было удалить у мышей целебную почку вместе с инсулин-продуцирующими клетками. Сначала эксперимент шел точно по плану, но когда у мышей стали удалять целебные почки, то, к удивлению медиков, ничего не изменилось: животные продолжали синтезировать инсулин, и диабет к ним не возвращался. Врачи никак не могли понять, в чем дело. Но потом они пришли к выводу, что эксперимент полностью удался. Видимо, после приостановки диабета инсулин-продуцирующие клетки сами стали регенерировать в поджелудочной железе, что и привело к полному излечению животных. Это был настоящий сюрприз и очень приятный сюрприз.

Теперь, естественно, возникает вопрос — будет ли такой метод лечения работать и для людей? Доктор Дэвид Нэйтан надеется, что, в конце концов, будет, но предупреждает, что до этой конечной цели еще далеко. По его оценке, понадобится еще, по крайней мере, два года, чтобы приступить к самым предварительным экспериментам на людях. Однако перспективы, считает он, очень обнадеживающие. Новая стратегия позволяет прервать, приостановить заболевание у людей с какой-либо аутоиммунной болезнью, в данном случае с диабетом 1-го типа, при котором погибают инсулин-продуцирующие клетки поджелудочной железы, и эти клетки станут регенерировать, что приведет к полному выздоровлению от диабета)

Другой человеческий орган, клетки которого, оказывается, тоже могут регенерировать — это сердце. И хотя некоторых кардиологов это поразило, руководитель исследования, посвященного регенерации сердечных клеток, доктор Пиеро Анверза из Нью-йоркского медицинского колледжа в Валгалле, заявил, что он лично никогда в этом не сомневался. В прошлом году его группа на опыте доказала, что такая регенерация действительно происходит.

Исследуя сердечные ткани людей, умерших после инфаркта, доктор Анверза и его коллеги заметили в поврежденных сердцах делящиеся клетки, причем больше всего таких клеток было близ областей, пораженных инфарктом. «Эти факты совершенно меняют наши представления о рекуперативных возможностях и о потенциальных способах восстановления поврежденного сердца», — сказал доктор Валентин Фастер, бывший президент Американской Кардиологической Ассоциации.

Евгений Муслин:

И в заключение нашей передачи короткие медицинские новости.

Подавление иммунной системы у женщин, страдающих от выкидышей, может помочь им родить здоровых детей. Такая же методика может помочь тем, кому не помогает оплодотворение в пробирке с последующей имплантацией эмбрионов и женщинам, которые безо всяких видимых причин никак не могут забеременеть. Профессор Алан Бир из Чикагской медицинской школы считает, что во многих подобных случаях проблема заключается в иммунной системе потенциальной матери, которая отторгает имплантируемые эмбрионы. Хотя генетический материал отца имеется и в самом эмбрионе, и на поверхности плаценты, материнский организм обычно его не отторгает. В некоторых случаях, однако, нормальный ход беременности нарушается. Профессор Бир разработал специальный тест, позволяющий заранее определить женщин, подвергающихся риску, и лечение, решающее эту проблему.

Человечество толстеет, и это глобальное ожирение, которое распространяется по земному шару с возрастающей скоростью, угрожает здоровью людей не только в развитых, но и в развивающихся странах. Об этом говорилось на симпозиуме, проходившем в Бостоне и посвященном глобальной эпидемии ожирения, охватившей уже не только США и Европу, но и Китай, и Египет, и острова Тихого океана. Если в 1995-м году ожирением во всем мире страдали 200 миллионов взрослых и 22 миллионов детей, то в 2000-м году суммарная цифра подскочила до 300 миллионов. Только в развивающихся странах насчитывается сейчас более 115 миллионов людей, страдающих диабетом 2-го типа, сердечными болезнями и раковыми заболеваниями, связанными с ожирением.

«Перед нами тикает настоящая замедленная бомба хронических болезней», — говорит организатор симпозиума профессор-антрополог из университета штата Род-Айленд профессор Ла-Велле. По мнению профессора, проблема связана с повсеместным переходом к индустриальному образу жизни и с глобальным распространением жирной и сладкой пищи быстрого приготовления.

Что в таких обстоятельствах можно сделать? Ученые считают, что нужно проектировать города и строить дома так, чтобы помогать людям вести более здоровый образ жизни. Следует строить более пологие и привлекательные лестницы, чтобы люди меньше пользовались лифтами. В школьные программы нужно включать больше подвижных игр, строить больше спортивных и игровых площадок для взрослых. Ну, а студентам, которым больше не приходится по утрам колоть дрова и которые чрезмерно часто пользуются мобильными телефонами, профессор Ла-Велле шутливо рекомендует хотя бы навешивать на свои телефонные аппараты вериги.

Источник